Главная » Литература » Архитектура » Ушаков Ю. С. Ансамбль в народном зодчестве русского Севера (пространственная организация, композиционные приемы, восприятие)

Ушаков Ю. С. Ансамбль в народном зодчестве русского Севера (пространственная организация, композиционные приемы, восприятие)




Ю. С.Ушаков

Ансамбль в народном зодчестве русского Севера. ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ КОМПОЗИЦИОННЫЕ ПРИЕМЫ ВОСПРИЯТИЕ

ЛЕНИНГРАД.СТРОЙИЗДАТ. ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ. 1982

 

Ушаков Ю. С. Ансамбль в народном зодчестве русского Севера (пространственная организация, композиционные приемы, восприятие).— Л.: Стройиздат. Ленингр. отд-ние, 1982. — 168 с, ил.

Монография посвящена выявлению принципов и приемов ансамблевой организации жилой среды в природно-климатических условиях русского Севера путем анализа многовекового народного опыта, а также обоснованию его практической ценности в современной архитектурно-строительной практике. Книга, основанная на многолетием натурном изучении автором архитектуры русского Севера, впервые освещает малоизученные аспекты национального народного наследия. Выявление региональных архитектурно-художественных особенностей северорусских селений и их общественных центров проводится с широким охватом природной среды на основе графических реконструкций, представляющих самостоятельную ценность.

В книге даются рекомендации по применению народного опыта в современной практике проектирования населенных мест в северных областях Российской Федерации.

Книга рассчитана на архитекторов и искусствоведов.

Рецензент — Петрозаводский государственный университет им. О. В. Куусинена (д:р архитектуры Б. П. Орфинский)

Чертежи и рисунки выполнены автором.

(с) Стройиздат. Ленинградское отделение, 1982

 

Изучая народное зодчество, мы должны отбирать не то, что ушло в прошлое, а то, что принадлежит будущему.

II. Грабарь

Культура человечества движется вперед, накапливая ценности, а не уходя от этих ценностей по дороге времени.. . Ноша культурных ценностей... не утяжеляет наш шаг, а облегчает. Чем большими ценностями мы обладаем, тем легче овладевать новыми.

Д. Лихачев

 

ВВЕДЕНИЕ

Непрерывный рост жилищного строительства в нашей стране за последние десятилетия пробудил интерес к вопросам архитектурно-пространственной организации жилых образовании, к проблемам масштабности и гармонической уравновешенности среды обитания, ее эстетической полноценности.

Анализ выразительных средств архитектурно-пространственной среды как целостного единства показывает, что в современных условиях интенсивного строительства она становится не только местом социальной жизни человека, но и важнейшим средством его идейно-эмоционального воспитания.

Индустриализация жилищного строительства, позволившая успешно решить проблему в количественном отношении, благодаря массовости и широте дала возможность достаточно быстро понять, какие стороны новой жилой среды, важные для каждого живущего в ней, оказались в тени. Это обстоятельство, ясное теперь не только для архитекторов, вызвало повышенный интерес к индивидуализации облика наших городов, ускорило разработку более интересных в объемном и пластическом отношении общественных зданий, типизация которых себя не оправдала, и новых серии жилых домов. Появление большого количества городских микрорайонов, решенных в соответствии с современными функциональными требованиями, дало возможность, по сути дела, поставить широкий натурный эксперимент, позволивший выявить плюсы и минусы подобной пространственной организации, заставив задуматься над путями ее гармонизации, над мерой стереотипов, окружающих человека, превышение которой входит в противоречие с его природой.

То бесспорное обстоятельство, что человек не только функционирует, по и живет, заставило более пристально проанализировать сумму ощущений, возникающих во вновь созданных жилых образованиях, не имеющих временного измерения, и сравнить с теми, что рождаются у человека, попадающего в исторически сложившуюся среду. Это сопоставление помогает понять причины возникновения часто неосознанного протеста против излишне упрощенного характера повой жилой среды, лишенной запоминающихся черт и такого, как оказалось, важного фактора, как непредсказуемость зрительных впечатлений.

Решение всех этих вопросов должно найти отраженно в новом подходе к архитектурному проектированию, которое принято называть средовым. Стало очевидно, что новая жилая среда должна стать более сложной, неся более многообразную информацию для каждого, живущего в ней. Следовательно, современное профессиональное проектирование должно научиться это воспроизводить, ибо проектирование суть прогноз, моделирование наиболее оптимальной жизненной ситуации.

Очевидным стало и то, что в основную задачу современного архитектора входит не только проектирование самих архитектурных объектов, по и проектирование пространства, обязательно масштабного человеку, его воспринимающему. Невнимание к этой стороне проектирования выявило за последнее время немало серьезных ошибок, часто сводящих на нет успехи в создании самих сооружений. Известно, что мастерство организации пространства — важнейшее условие рождения архитектурного ансамбля. Наши скромные успехи в создании за последние десятилетия высокохудожественных архитектурных ансамблей в немалой степени связаны и с потерей мастерства в области архитектурно-пространственной организации. В Обращении Центрального Комитета КПСС к VII пленуму правления СА СССР (февраль 1974 г.), посвященному вопросам формирования архитектурных ансамблей, говорится, что «любое произведение архитектуры должно быть не только удобным и рациональным, по и красивым, радовать глаз, воспитывать в советских людях чувство художественной гармонии».

В период, когда многие из названных проблем только начали находить решение в проектной практике применительно к городской среде, было принято Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР» (март 1974 г.), важнейшей составной частью которого явились задачи коренной реконструкции сельских населенных мест. Отсутствие какой-либо теоретической базы в этой области очень скоро отрицательно сказалось па проектной практике в решении вопросов сельского строительства на обширной территории Нечерноземной зоны. Появившиеся было попытки механического перенесения принципов и масштабов городской застройки в сельские населенные места довольно быстро потерпели поражение как абсолютно несостоятельные.

После ряда экспериментов и проведенных опросов стало ясно, что создание современной комфортной среды обитания в сельских населенных местах никак не должно идти вразрез с сельским образом жизни и лишаться тем самым всех его преимуществ. Эти выводы были закреплены решениями июльского (1978 г.) Пленума ЦК КПСС «О дальнейшем развитии сельского хозяйства СССР», Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР «О дальнейшем развитии строительства индивидуальных жилых домов и закреплении кадров на селе», ориентировавших на всемерное развитие сельского малоэтажного усадебного жилого строительства. Это принципиально верное решение при практическом осуществлении должно учесть специфику природно-климатических условий северных областей РСФСР, так как даже в лучших примерах селений, созданных здесь за последние годы, жесткость и прямолинейность форм жилых и общественных зданий с излишней геометричностью планировочных приемов вошли в противоречие с характером природной среды.

Если от культуры взаимоотношения архитектурной и природной сред и их взаимопроникания зависит во многом индивидуальный облик городов, то в сельской местности эти взаимоотношения приобретают особую остроту. В вопросах гармонизации сельской среды обитания, создающей ее психологическую комфортность, роль умело использованных природных условий очень высока — она активно участвует в создании общественной психологии и в случае удачных решений содействует ее оптимизации. Нас интересует сегодня та мера урбанизации жилой среды, при нарушении которой начинается отторжение человека от естественной природной среды, к которой принадлежит и сам человек. Не выработаны пока критерии и в отношении масштаба пространств сельских населенных мест.

И, наконец, нельзя не сказать о необходимости решения важнейшей задачи — определения национального лица современной русской архитектуры с учетом ее региональных особенностей, понимая под этим не внешнее заимствование узнаваемых стилевых деталей, а глубокое изучение всех принципиальных и непреходящих факторов, повлиявших на становление характерных черт архитектуры русского народа как важнейшей части его культуры.

Для получения наиболее полных и объективных ответов на нее поставленные жизнью вопросы необходим широкий целенаправленный эксперимент, необходим опыт. В этом случае отнюдь нелишнее обратиться к уже имеющемуся, накопленному народом опыту, иначе говоря, обратиться к народным традициям.

Прогрессивные народные традиции помогут прочнее связать новые селения с землей, на которой они стоит, придав им неповторимость, которой так часто не хватает. От общих разговоров об использовании народных традиций настало время перейти к их пристальному и конкретному анализу, попытаться раскрыть секреты непреходящего эмоционального воздействия народной архитектуры и а современного человека и, раскрыв, использовать в современной практике.

Изучение народных традиций в организации жилой среды, во взаимоотношениях архитектуры и природы, традиций, сложившихся в определенных климатических условиях, анализ художественно-эстетического мира среды обитания, создававшегося самим народом на протяжении длительного времени, и выявление жизненно важных эстетических потребностей, несомненно, могут помочь в решении актуальных задач сегодняшнего дня, связанных с формированном индивидуального облика современных населенных мест. Нельзя оставлять в прошлом все то полезное и ценное, что может пригодиться в настоящем и будущем. Разумеется, использование народных традиций должно происходить с учетом социальных, экономических и технических достижений нашего времени.

Таким образом, основная задача книги — выявление принципов и приемов архитектурно-пространственной и ансамблевой организации жилой среды в природно-географических условиях русского Севера путем анализа многовекового народного опыта и определение его практической ценности для современной практики проектирования и строительства сельских населенных мест в северных областях и республиках Российской Федерации.

Каждое время, каждое поколение по-своему оценивает историческое наследие, ища в нем ответы именно на те вопросы, которые встают перед обществом, переосмысливая и нередко открывая в нем новые качества, еще не познанные и часто по достоинству не оцененные. Процесс изучения народного зодчества дает возможность проследить историческую эволюцию взглядов па ценность этой части архитектурного наследия. Характерно, что по мере углубления и расширения интереса к народному зодчеству изучение его способно дать ответы и па такие вопросы, поставленные современностью, на которые, как полагали ранее, оно не было в состоянии ответить. И это неудивительно. В ходе длительного отбора наилучших приемов организации жилой среды народ сумел ответить на все жизненно важные вопросы и подчас блестяще разрешить их. Но путь к пониманию этого занял в архитектурной науке столетие.

Рассмотрим, как начиналось и развивалось изучение народного зодчества русского Севера. В процессе его изучения можно выделить четыре основных периода, каждый из которых сообразуется с задачами, выдвигаемыми обществом перед архитектурной наукой.

I период. Конец XIX в. Впервые изучение народного зодчества в России началось в 70-х годах XIX столетия. Своеобразным толчком к этому послужило «дело», заведенное петербургской Академией художеств «О командировании академика Даля в Индию для изучения древних архитектурных памятников, могущих служить археологическою переработкою материалов для основания русского архитектурного стиля». Само название красноречиво свидетельствует о весьма низком уровне знаний отечественного зодчества руководителями петербургской Академии художеств, призванной стоять во главе художественной жизни России. Период архитектурного безвременья пришелся на последнюю треть XIX в. Поиски нового архитектурного стиля, который должен был заменить ушедший в прошлое классицизм, и привели к подобным парадоксальным изысканиям. Образцы же для пего искались повсюду, кроме своего отечества.

Поездка академика Л. В. Даля в Индию не состоялась. Хорошо понимая всю нелепость подобного подхода к решен и го проблемы, Даль писал: «Мы... не позаботились поискать в отечественном зодчестве не только нечто цельное, но даже каких бы то ни было признаков осмысленности». И далее: «Уразумение логического происхождения частей в целом произведении зодчества возможно только при серьезном историческом его изучении. Вот почему нам необходимо историческое исследование наших памятников...» [34, с. 11]. Нужно было обладать смелым и трезвым взглядом, далеко опережающим время, чтобы в те годы во всеуслышание заявить о научном значении национальных традиций народной архитектуры. Поездки Даля, начатые в 1871 г., по неисследованным северорусским губерниям с целью изучения памятников и стали началом серьезного изучения отечественного наследия.

Программа такого изучения, поддержанная Академией художеств, была продолжена (после смерти Л. Даля в 1878 г.) архитектором А. М. Павлиновым и в особенности В. В. Сусловым, очень много сделавшим для восстановлении истинной роли народного зодчества в истории русского искусства. Натурные обследовании памятников, проведенные им в северных губерниях, дали возможность по достоинству оценить высокий художественный уровень творчества народных мастеров.

«Лишь строгое и последовательное изучение форм и принципов в наших древних постройках может дать твердую почву к оценке русского искусства и уяснить его более верный и современный путь»—вот вывод, который был сделан им после близкого знакомства с памятниками [82, с. 4].

Работы Суслова знаменовали собой переход от метода заимствования деталей в «русском стиле» к более глубокому изучению художественных принципов русской архитектуры. Многолетняя деятельность Суслова, его обмеры, исследования и опубликованные работы во многом способствовали изменению отношения к отечественному наследию и впервые пробудили широкий интерес к художественным богатствам парода.

Кроме Суслова, работы по фотофиксации и обмерам памятников деревянного зодчества велись в то время архитектором Ф. Ф. Горностаевым. Благодаря их деятельности мы имеем сегодня представление о большом количестве не сохранившихся до нашего времени народных творений. Итак, в первоначальный период изучения народного русского зодчества зародился интерес к национальному архитектурному наследию и были сделаны первые шаги по выявлению и фиксации памятников деревянного зодчества как одной из важнейших частей русской художественной культуры.

...


Архивариус Бизнес-планы Типовые серии Норм. документы Литература Технол. карты Программы Серии в DWG, XLS