Главная » Литература » Конструкции индивидуальных зданий » Токарев - Типы сельского жилища в странах зарубежной Европы (1968)

Токарев - Типы сельского жилища в странах зарубежной Европы (1968)


Введение

ТИПОЛОГИЯ НАРОДНОГО ЖИЛИЩА В СТРАНАХ ЗАРУБЕЖНОЙ ЕВРОПЫ

Жилище — один из важнейших и в то же время самых трудных предметов этнографического изучения. Жилые постройки каждого народа представляют собой сложный  культурно-бытовой комплекс. Они связаны с самыми различными сторонами его жизни: с природными условиями, преобладающими занятиями и направлением хозяйства, уровнем развития техники, имущественными и классовыми отношениями, формами семейного быта,  общественными обычаями и традициями, эстетическими  представлениями народа, с религиозно-магическими верованиями. Все это в той или иной степени влияет на тин, размеры, внешний вид,  интерьер и украшения жилища.

. В определенной этнической среде под влиянием отдельных факторов или их устойчивых сочетаний создается то, что можно назвать «этнической традицией» в народном жилище. Выявление «этнической традиции» при изучении народного жилища составляет, правда, только один из аспектов данного  объекта исследования. Возможны и другие аспекты — в  этнографической литературе до сих нор мало освещенные: так, весьма важным представляется «социологический аспект, т. е. изучение народных построек в их социальном бытовании: назначение и использование отдельных составных частей жилища в связи с развитием форм семьи, в связи с классовыми отношениями в деревне и пр.— может служить самостоятельной темой исследования.

Особую сторону изучения жилища составляет его рассмотрение с точки зрения архитекторов, главное внимание которых обращено на технические приемы строительной техники, материал,  конструкцию и т. д. С точки зрения эстетической изучают жилище  искусствоведы. Их интересуют прежде всего его украшения, роспись стен, резьба, отдельные детали дома, внутреннее убранство,  кустарная мебель и т. д. Архитектурный и искусствоведческий анализ при исследовании проблем, связанных с жилищем того или иного народа, очень важен и для этнографа.

Отдельную тему могло бы составить изучение жилища даже в связи с философской проблемой развития человеческого мышления пространства («одомашнение пространства»), понятия «дома», «очага» и пр.

В настоящей работе, однако, все эти и иные аспекты изучения народных построек остаются в стороне. Большой и необыкновенно разнообразный материал по народному жилищу всей Европы  требует от нас некоторого, скорее всего кажущегося, схематизма.

Этническая традиция часто оказывается очень стойкой и  обычно сохраняется у народа даже при существенном изменении условий жизни, породивших ее. Бывает и так, что одна этническая традиция сталкивается с другой, третьей, они оказывают друг на друга влияние, по-разному взаимодействуют. Особенности  жилища, возникновение которых связано с определенной этнической средой и культурным взаимовлиянием народов,— один из  основных аспектов его этнографического изучения.

Все это и порождает необычайную сложность  этнографического изучения жилища. Такое изучение во много раз сложнее, чем при чисто технологическом подходе к исследованию жилища,  когда ставится цель определить практическую целесообразность тех или иных приемов стройки, использования тех или иных  материалов, или при архитектурно-искусствоведческом подходе,  когда предметом изучения служит лишь эстетическая сторона  зодчества. Этнограф должен в полной мере принимать во внимание и то и другое, но, кроме этого, он ставит гораздо более  разнообразные и сложные вопросы.

Одной из задач этнографического исследования жилища  является типологизация. Она может быть ограничена областью  расселения одного народа, нескольких родственных по происхождению народов, или же охватывать большие культурно-хозяйственные зоны, населенные разными народами. В первых двух случаях  главным будет, по-видимому, выявление в жилище каких-либо  этнических особенностей, свойственных одному или нескольким  родственным народам; в третьем — выделение также черт, общих для жилища нескольких, нередко чуждых в этническом отношении народов, но живущих в сходных естественно-географических и историко-социальных условиях.

Этнографическое изучение жилых и хозяйственных построек До сих пор сильно отстает. Даже сравнительно простые и  однообразные типы построек народов Африки, Океании, индейцев Америки изучены совершенно недостаточно. Попытки отдельных ученых (Фробениуса по Африке, Гребнера по Океании, Моргана по Америке и др.) установить типологию жилища хотя бы в  ограниченных географических районах дали пока очень скудные  результаты, и прежде всего вследствие односторонности  применяемой исследователями методики. Что же говорить о сложном  зодчестве народов Азии, а еще более — Европы! Хотя имеющаяся здесь (особенно по зарубежной Европе) литература наиболее обширна, она не дает до сих пор полного представления даже об основных типах жилища народов этих стран.

В существующей литературе почти нельзя найти попыток  общей систематизации народного жилища европейских стран.  Лучшая из них принадлежит Артуру Хаберландту A928); она  построена на сочетании эволюционистской и антропогеографической точек зрения и дает представление о генетических связях  некоторых типов и форм построек в Европе, но полной картины  распространения разных типов, уже не говоря о их четкой  классификации, здесь нет. В схеме универсальной классификации типов  построек Жоржа Монтандона A934) 2 вся Европа показана как  область распространения одного-единственного типа.

В большинстве же случаев мы располагаем лишь попытками классификации типов построек в пределах отдельных стран или областей Европы. Но и эти региональные классификации не  всегда удовлетворительны, а так как они построены на разных  принципах, то очень трудно свести их вместе для получения  общеевропейской систематики жилища.

Наиболее разработана систематика жилища немецкими  этнографами. В центре их исследований стоит вопрос о  происхождении и времени формирования отдельных типов жилища. В конце XIX и первой половине XX в. немецкие этнографы создали  примерную типологию, охватившую значительную часть Европы.

Большинство из них связывало выделенные типы с племенами,  населявшими эти страны в раннем средневековье (историко-племенная и географо-племенная теория). Наиболее яркое отражение эта теория нашла у Мейтцена A882 г.) Сами названия выделенных типов указывали на их происхождение — саксонский, франконский, фризский и т. д. (впервые они появились в работах  немецкого историка Георга Ландау еще в 50—60-х годах XIX в.).

Распространение тех или иных типов часто сопоставлялось с  границами диалектов (Песслер5, Андрее6). В целом эта теория страдала значительным схематизмом. Жилище рассматривалось ее сторонниками вне исторического развития, как нечто устойчивое и неизменное. Нередко теория использовалась и в  реакционных, националистических целях (Рамм7, Мейтцен8).

Большое влияние эта теория оказала на изучение жилища в других странах, особенно в Нидерландах (Галле9, Схрейнен10), Австрии (Хаберландт) а, Швейцарии (Хунзикер 12). В самой  Германии она просуществовала до середины 1940-х годов.

В основу классификаций, выдвинутых немецкими этнографами, положены различные признаки — внутренняя планировка,  наличие двора (Мейтцен), тип очага и развитие этажности (Лауффер 13, Мерингер м), планировка жилой части дома (Рамм).

Несмотря на эти различия, большинство этнографов выделило одни и те же типы, так как при классификации учитывались обычно и другие элементы жилища. Основные различия  заключались в дробности типов; наибольшие расхождения были в южных и восточных областях Германии, а также Австрии и  Швейцарии.

Этой типологией пользовались немецкие этнографы,  отвергавшие племенное происхождение жилища (Лауффер, Мерингер).

В своих работах Лауффер указывал на влияние  естественно-географических условий и на роль хозяйства. Для последующего  периода большое значение имели работы Шира 15. В  противоположность племенной теории Шир выделил на территории Европы несколько больших культурных кругов — областей взаимодействий различных народов (например, восточногерманская-славянская область). Для этого он картографирует распространение 

отдельных элементов жилища. Пользуясь старой типологией, Гир группирует тины в зависимости от связи жилой части и  хозяйственных построек.

Новый археологический материал, накопленный за последние годы, показал несостоятельность географо-племенной теории  происхождения жилища. По-новому был поставлен вопрос о времени и развитии основных типов немецкого жилища. Опираясь на эти данные, создал свою классификацию Радиг 16. В последние годы немецкие этнографы уделяют большое внимание развитию  конструктивных особенностей жилища. Эти исследования проводятся главным образом в отдельных районах Германии. Однако многие из работ имеют и более общее методологическое значение  (работы Эйтцена, Б1еперса, Гебхардта, Баумгартена, Шилли) 17.

Подобные исследования проводились и в других европейских странах: в Польше — Фишером, Пушетом, Тлочеком, Мошиньским 18; в Чехословакии — Хотком, Выдрой, Пражаком 19; в  Румынии —Вуйя 20; в Венгрии—Гундой21; в Югославии—Цвшгчем, Койичем, Вурником, Меликом 22; в Болгарии — Вакарельским, Златевым23; во Франции — Деманжоном24; в Скандинавских  странах — Монтелиусом, Эриксоном 25 и др.

Ценных результатов в исследовании жилища Восточной  Европы достигли советские ученые. Особенно интересны труды Куфтина, Лебедевой, Юрченко и др.26, содержащие описания крестьянских построек отдельных областей и народов. Работы Е. Э. Бломквист 27 содержат хорошо проработанное принципиальное решение самой проблемы типологии жилища. Подготовленный за  последние годы сотрудниками Института этнографии АН СССР русский историко-этнографический атлас дает прочную основу методики классификации жилища с учетом целого комплекса признаков.

Исследования всех этих ученых заложили в целом хорошую основу для понимания и решения задачи типологической  классификации жилища в масштабе всей Европы. Но главная и самая трудная часть работы остается еще впереди. И не только потому, что трудно объединить региональные классификации жилища в отдельных странах Европы, построенные разными учеными на разных принципиальных основах, но прежде всего в силу  методологической сложности самой задачи построения единой схемы классификации жилища.

Дело в том, что, пока речь идет об ограниченных  географических областях, локальные типы домов чаще всего легко выделяются по совокупности признаков: внешний вид, материал, размеры, этажность, форма крыши, декор и пр. Но в таких крупных  географических историко-этнографических областях, как Европа,  локальные типы домов разных стран Европы могут оказаться очень сходными между собой, например, по строительному материалу, но резко расходиться по планировке, этажности, интерьеру; дома, сходные между собой по планировке, могут быть совсем непохожи по материалу, форме крыши и т. д.

Главная принципиальная трудность систематики жилищ на большой территории состоит как раз в сложности выбора принципа классификации. Один из элементарных законов логики,  касающихся проблемы классификации, гласит, как известно, что всякая классификация должна производиться по единому основанию.

Нельзя делить постройки на деревянные, одноэтажные, трехкамерные и городские, ибо это было бы нарушением закона единства принципа классификации.

Если же строго придерживаться этого логического закона, то классификация построек сама по себе не представит, правда,  больших трудностей,— но она не даст особенно полезных результатов в познавательном отношении. Такие классификации применяются часто. Постройки можно классифицировать: 1) по материалу и строительной технике — дома каменные, из обожженного кирпича, сырцового кирпича, срубные, плетневые, корьевые, каркасно-столбовые (клеточная, рамная, закладная, фахверковая техника), блочные, смешанные- по материалу; 2) по вертикальному развитию — землянки, полуземлянки, наземные одноэтажные, двух- и  многоэтажные; 3) по конструкции, материалу и форме крыши  (столбовая, самцовая, костром, стропильная; тесовая, драночная,  соломенная, камышовая, дерновая, черепичная, железная; двухскатная, трехскатная, четырехскатная, полувальмовая); 4) по  горизонтальной планировке — однокамерные, двухкамерные, трехкамерные, многокомнатные (с подразделениями каждого вида); 5) по сочетанию жилых и хозяйственных построек и способу застройки: усадьбы —. однорядная, двурядная, поперечная и покоеобразная связь, замкнутый и незамкнутый двор, разбросанное  расположение; 6) по декору — неукрашенные, украшенные резьбой,  росписью и пр.; 7) но назначению — жилые, хозяйственные,  культовые, общественные постройки; 8) по экономическому признаку — богатые, бедные, середняцкие и пр.

Каждый из этих способов классификации может дать вполне четко распределение типов, и в большинстве случаев нетрудно картографировать их распространение. Но такие карты  распространения типов домов, выделенных по разным признакам, могут и несовпасть одна с другой. Наложение таких карт одной на другую в таком случае может и не дать никакой единой систематики  жилища. Для достижения цели возможны два приема: или положить, в основу классификации какой-то один признак, рассматривая  остальные как дополнительные признаки, помогающие выделять лишь подтипы, местные варианты и т. п., или с самого начала- группировать материал по совокупности признаков, как это делают- нередко при классификации построек в региональном масштабе.

Применение второго способа вообще возможно и для всей  Европы в целом. Но оно неизбежно приведет не к общей систематике- типов построек в Европе, а лишь к выделению локальных типов и разновидностей, число которых может оказаться неопределенно велико. Поэтому в основу классификаций следует положить один какой-то наиболее существенный признак. По многим  соображениям, излагаемым в дальнейшем на конкретном материале, в  качестве такого основного признака следует предпочесть развитие  планировки построек. Другие признаки, включая строительные материалы и строительную технику, мы можем рассматривать как дополнительные, служащие для детализации систематики.

Планировка дома — один из главных признаков исторической типологии жилища. Но она не может рассматриваться как нечто неизменное. Необходимо попытаться проследить ее развитие,  выделяя первоначальное ядро дома, от которого разными путями  (сегментация, соединение и т. д.) возникли те или иные жилые  комплексы с определенными системами отопления (очаг, духовая печь и пр.). Вероятно, что в дальнейших исследованиях именно  планировка даст наибольшую возможность проследить сложение и  развитие типов традиционного крестьянского жилища Европы,  начиная с древнейших построек, известных по археологическим  материалам.

В настоящем сборнике делается попытка общего и систематического обозрения типов народного жилища в странах зарубежной Европы. Восточная Европа (Европейская часть СССР)  исключается из обзора, ибо и без нее подлежащий изучению материал чрезвычайно обширен; впрочем, типология жилища народов  Восточной Европы, как уже сказано выше, достаточно хорошо исследована советскими этнографами. Однако авторы ограничили себя исследованием лишь сельских (крестьянских) типов  построек (в пределах Западной Европы). Городская архитектура,  представляющая самостоятельную область изучения, не является  предметом нашего изучения, равно как и те новейшие формы  построек, которые появились в деревне, начиная со второй половины XIX в. под городским влиянием.

Основу обзора составляют описания типов крестьянских  построек в отдельных странах зарубежной Европы. Неодинаковая изученность их в разных странах, неравноценность наличных источников и другие причины привели к тому, что полнота и  точность описания в разных главах различна. Сама географическая группировка материала не могла быть выдержана в строгих  рамках: материал собран частью по странам, частью по этническим группам. Авторы, однако, стремились к максимальной  сопоставимости излагаемых фактических данных. Этому должен помочь наглядный иллюстративный материал — планы, чертежи,  фотографии жилищ.

Областные типы традиционного крестьянского жилища  сложились в основном в эпоху феодализма. Рост экономических связей между отдельными областями, городское влияние в более поздний период привели к стиранию многих региональных различий и  постепенному исчезновению традиционных форм жилья. В  европейских странах эти процессы проходили в разное время, что было связано главным образом со степенью и с темпами их  экономического развития. Для получения сопоставимого материала в статьях, посвященных отдельным странам, исследуется жилище того  времени, когда данный тип был распространен там особенно широко.

Чаще всего мы располагаем сведениями о жилищах XIX в., но в отдельных случаях есть и отклонения. Поэтому для  сравнительного анализа приходится пользоваться материалами других  периодов.

В заключительной статье сборника имеется попытка установить сходства и различия между выделенными основными типами  построек и наметить, хотя бы предварительно, контуры общей типологии народных (сельских) построек в странах зарубежной Европы.

Изучение традиционных народных построек позволит решить вопросы, связанные с происхождением жилища и общей линией его развития, с выявлением культурных связей, существовавших между европейскими народами на протяжении многих веков. 

Однако создание исчерпывающей классификации жилища народов  зарубежной Европы будет возможно только после подготовки  общеевропейского историко-этнографического атласа — коллективной работы, которой заняты этнографические учреждения ряда  европейских стран.

Авторы сборника пытались разработать не просто формальную схему классификации. Выделяемые типы — результат длительного и сложного исторического развития. Наша задача — познать  именно это развитие, прощупать древнейшие исходные его формы,- определить направление и, самое главное, движущие силы  развития. Ведь жилище и возникало и развивалось не само по себе, а под действием определенных исторических причин, подчас очень сложных и разнообразных,— причин, связанных и с общим ходом исторического развития человечества и его культуры, и с  конкретными историческими судьбами каждого народа в отдельности.

Рассматривая эти движущие силы развития, мы должны  обратить внимание и на воздействие географической среды, и на  хозяйственные условия, и на классовые отношения, и на формы семейного быта и пр. Приняв во внимание относительную силу действия каждого из этих факторов, мы сможем определить и их равнодействующую. Последняя и соответствует примерно тому, что мы называем «этнической традицией» в области народной архитектуры.

...


Архивариус Бизнес-планы Типовые серии Норм. документы Литература Технол. карты Программы Серии в DWG, XLS